Золотодобыча требует принятия долгосрочных инвестиционных решений

Дата публикации: 28.08.2019

 

В 2011 и 2012 годах цена на золото была на своем пике. В это же время пика достигли инвестиции золотодобывающих компаний в новые проекты и геологоразведочные работы. Последующее падение цен на желтый металл привело к определенному сокращению бюджетов, выделяемых компаниями на развитие. Спустя определенное время после установления цены на уровне $1,2–1,3 тыс. за унцию компании снова стали активно вкладываться в развитие — с 2017 года в отрасли возобновился рост капитальных затрат и инвестиций в геологоразведочные работы. По оценке S&P Global Market Intelligence, капитальные вложения 30 крупнейших публичных золотодобытчиков выросли с $11,5 млрд в 2016 году до $14,8 млрд в 2018 году, а инвестиции в геологоразведочные работы всего горнодобывающего сектора за тот же период — с примерно $7,5 млрд до $10,1 млрд. Продолжится ли эта тенденция в 2019 году, как выглядит инвестиционный цикл в золотодобыче, а также о своем опыте в этом бизнесе рассказал «Деньгам» владелец группы компаний «Мангазея» Сергей Янчуков.

— Насколько нынешние цены на драгоценный металл и ситуация в отрасли способствуют росту инвестиций?

— Последние несколько лет цена на золото является достаточно комфортной для золотодобытчиков. Она позволяет увеличивать капитальные вложения и наращивать объем инвестиций в геологоразведочные работы. В целом золотодобыча — это технологически очень сложное производство, которое требует масштабных инвестиций и принятия долгосрочных инвестиционных решений, имеющих стратегический характер. Одна из важнейших особенностей проектов в золотодобывающей сфере — достаточно длительные сроки их реализации. От получения лицензии до ввода в эксплуатацию горно-перерабатывающего предприятия может пройти пять—восемь лет и даже более. Инвестор берет на себя серьезные риски, связанные, в частности, с неопределенностью относительно размеров запасов золота, особенностями технологии обогащения руд и сложностью их состава, который может быть различен даже на одном месторождении на разных участках добычи. Это оказывает существенное влияние на экономическую эффективность проекта. Ключевыми факторами минимизации инвестиционных рисков в нашей отрасли являются правильная оценка ресурсной базы месторождений, тщательные и всесторонние технологические испытания, геолого-техническое картирование месторождений.
Следует также отметить, что в последнее время золотодобытчикам все чаще приходится иметь дело с упорными рудами, для переработки которых необходимо применять специальные сложные технологии.

— Когда и почему вы решили заниматься добычей золота?

— Золотодобывающая отрасль меня интересовала достаточно давно, а инвестировать в эту сферу я начал с 2011 года. Сначала это были портфельные инвестиции. Со временем я понял, что реальный сектор мне гораздо ближе, чем инвестиционный бизнес в чистом виде, и что я хочу сфокусироваться прежде всего на системной организации и операционном управлении производственными процессами. Это определило дальнейшее направление развития моей деятельности, и в 2013 году я стал владельцем золотодобывающей компании «Мангазея Золото» (Mangazeya Mining).

— На каких месторождениях ваша компания в настоящее время ведет добычу золота? Какие результаты достигнуты за последние годы?

— Золотодобывающие предприятия группы компаний «Мангазея» сосредоточены в Забайкальском крае. В настоящее время у нас действуют два рудника — на месторождениях Савкинское и Кочковское, а в следующем году мы планируем запуск третьего предприятия — на месторождении Наседкино.

Савкино — объект, на котором добыча золота велась еще до того, как мы купили золотодобывающую компанию. Благодаря профессионализму команды и дополнительным инвестициям нам удалось достаточно быстро добиться значительного улучшения показателей. Уже в 2015 году мы удвоили добычу — 1045 кг металла по сравнению с 552 кг в предшествующие годы.

В 2018 году первый металл был получен на Кочковском месторождении, которое было открыто геологами нашей компании с нуля. Это месторождение содержит руды двух типов: окисленные и первичные. Мы наладили на предприятии производственный цикл кучного выщелачивания, с помощью которого металл добывается из окисленной руды. При этом мы активно продолжаем геологоразведочные работы и технологические испытания по первичной руде. В 2019 году будем продолжать увеличивать на месторождении перерабатывающие мощности и планируем добыть здесь не менее одной тонны золота.

На месторождении Наседкино сейчас продолжается активное строительство горно-перерабатывающего предприятия и других объектов. Для повышения эффективности работы мы создали свою службу управления этим проектом и своего внутреннего технического заказчика.

Согласно имеющимся оценкам, суммарные запасы месторождений Наседкино и Кочковское превышают 65 тонн золота.

— Сколько на сегодняшний день вы вложили в золотодобывающие активы, сколько еще предстоит инвестировать в их разработку?

— На акционерном уровне за все годы мы вложили более $150 млн — деньги пошли на покупку акций компании, погашение ее займов и финансирование текущей деятельности. При этом активы сами по себе генерировали денежный поток, который мы также направляли на развитие. Наша компания осуществляет достаточно масштабные инвестиции в геологоразведочные работы — более 1 млрд руб. уже инвестировано с 2015 года в разведку на месторождениях Савкино, Кочковское и Наседкино. Эти инвестиции позволяют нам формировать потенциал для долгосрочного устойчивого развития.

Если рассматривать проекты по отдельности, то в создание горно-перерабатывающего предприятия на месторождении Наседкино до привлечения банковского финансирования было вложено более 3,5 млрд руб. В июле 2018 года мы подписали кредитное соглашение с ВТБ на $118,5 млн, которые направляются на необходимые капитальные затраты по завершению проекта.

Общие капитальные вложения в месторождение Кочковское составляют около 2 млрд руб. В частности, мы инвестировали около 900 млн руб. в 2018 году, чтобы запустить кучное выщелачивание на окисленных рудах. Пока немного преждевременно говорить о масштабе и стоимости будущего горно-перерабатывающего предприятия на Кочковском месторождении, но, исходя из сырьевой базы, мы понимаем, что данный объект будет крупнее Наседкино.

— Какого эффекта ожидаете добиться от геологоразведочных работ?

— Согласно предварительным оценкам, в перспективе нескольких лет запасы наших месторождений в Забайкалье превысят 100 тонн.

— Каких показателей по объему добычи золота планируете достичь в ближайшие годы?

— Объем добычи в 2019 году запланирован на уровне более 1,5 тонны с последующим ростом до 4 тонн после выхода на проектную мощность месторождения Наседкино.

— Помимо этих активов у вас есть доля в Ксеньевском прииске и Итакинском месторождении. Как сейчас развивается ситуация вокруг этих инвестиций?

— В 2013 году, когда мы впервые познакомились с Литуевыми (владельцами Ксеньевского прииска.— «Деньги»), никто на рынке не был готов инвестировать в Ксеньевский прииск, находившийся к тому моменту в предбанкротном состоянии и погрязший в судах с банками и другими кредиторами. Часть долгов Ксеньевского прииска я выкупил, о реструктуризации другой части удалось договориться. Моя команда активно занялась операционной работой, а я выделил несколько миллионов долларов займов от своих предприятий для пополнения оборотных средств. В конечном итоге я зашел в капитал Ксеньевского прииска, став полноправным владельцем 50-процентной доли. Когда Ксеньевский прииск вернул себе права на Итакинское месторождение, была создана Итакинская золотодобывающая компания, и я стал финансировать работу и этого актива. Сейчас же господин Литуев пытается через суд полностью лишить меня доли как в Ксеньевском прииске, так и в Итакинской золотодобывающей компании, а также требует неустойку в размере 495,5 млн руб. Это, наверное, еще один риск инвестиций в отрасль помимо геологии и технологии — непорядочные партнеры. Хотя подобные риски могут материализоваться в любом секторе экономики.

Что касается самого Итакинского месторождения, то, на наш взгляд, оно является перспективным, хотя у него и непростая геология. Освоение такого месторождения потребует серьезных вложений. Тем не менее мы по-прежнему заинтересованы в нем и намерены отстаивать свои права на актив.

— Планируете ли выходить на зарубежные рынки?

— Мы всегда смотрим на разные варианты развития бизнеса, но в настоящее время полностью сосредоточены на наших проектах в России.

— В Забайкальском крае, как известно, достаточно острой является проблема занятости, поэтому развитие предприятий является важной социальной задачей. Сколько рабочих мест создано вашей компанией в этом регионе?

— Благодаря техническому перевооружению, инвестициям в геологоразведку, запуску месторождений нами было создано около 1 тыс. новых рабочих мест. В дополнение к этому запуск горно-перерабатывающего предприятия в Наседкино позволит создать в регионе еще примерно 500 новых рабочих мест.

— Где привлекаете квалифицированных специалистов? Какие способы мотивации используете?

— Несмотря на то что большинство наших сотрудников в Забайкальском крае — местные жители, мы также привлекаем для работы специалистов со всей России, которым интересно решать амбициозные задачи, участвовать в крупных проектах. Стараемся создать для них все условия для профессионального развития и самореализации, предоставляем возможности обучения, повышения квалификации и продвижения по карьерной лестнице. Предлагаем очень достойный уровень заработной платы и социальный пакет. Это особенно важно, поскольку по ряду профессий в отрасли наблюдается определенный дефицит специалистов и между компаниями ведется конкуренция за квалифицированные кадры. Работники рудников проводят много времени на вахте, и компания обеспечивает их комфортными условиями проживания. Для этого мы строим новые вахтовые поселки, столовые, обеспечиваем работников питанием, спецодеждой, организуем медицинское обслуживание.

Кроме того, важную роль в формировании корпоративной культуры и укреплении корпоративного духа играет спорт. В Забайкалье мы создали хоккейную команду «Мангазея», которая участвует в чемпионате края среди любителей. В этом году по итогам первенства мы завоевали бронзовые награды. На руднике Наседкино работники сами, по своей инициативе построили хоккейную площадку, залили лед и зимой проводят там регулярные тренировки. Когда я посещаю Забайкальский край, то стараюсь найти время, чтобы принять участие в тренировках и матчах вместе с нашими сотрудниками.

В Москве недавно мы организовали команду по мини-футболу, состоящую из детей наших работников. Ребята с удовольствием тренируются, участвуют в соревнованиях, а родители и их коллеги активно болеют на трибунах.

— У вас диверсифицированный портфель активов. Помимо золотодобывающей отрасли вы активно работаете также в сфере строительства и девелопмента. Насколько эти бизнесы сочетаются между собой?

— Золото и девелопмент очень хорошо балансируют и дополняют друг друга. Строительный бизнес приносит рублевую прибыль, а золото — валютный актив. Кроме того, девелопмент тесно связан с ростом экономики и потребительского спроса, тогда как стоимость драгоценного металла обычно существенно растет в кризисные периоды. Золото — абсолютно ликвидный товар, цену которого диктует рынок. Поэтому в золотодобывающей сфере основные усилия должны быть сосредоточены на эффективной организации процессов и управлении производством. В то же время в строительном бизнесе мы работаем как с объектами недвижимости, так и с потребителями. Соответственно, перед нами стоит задача создать такой продукт, который будет хорошо продаваться.

Несмотря на хорошую диверсификацию бизнеса, мы постоянно рассматриваем новые потенциально интересные направления и проекты. В частности, сейчас мы внимательно изучаем возможности работы в агропромышленной сфере в Забайкальском крае. Считаю, что для Забайкалья подъем сельского хозяйства может стать одним из важнейших драйверов социально-экономического развития.

    Теги: