«Это все усилия, работа, риск»

Дата публикации: 30.01.2020

Россия занимает первое место в мире по запасам золота, но по объемам его добычи — только третье. Производство этого благородного металла в нашей стране в течение последних нескольких десятков лет менялось. Прежде всего это связано с истощением россыпных источников, которые исторически обрабатывались в первую очередь и не требовали больших финансовых вложений. Но благодаря появлению новых технологий золотодобывающим компаниям удается выгодно получать драгоценный металл и из коренных месторождений. О том, как у них это получается, «Ленте.ру» рассказал владелец компании «Мангазея Майнинг» Сергей Янчуков.

«Лента.ру»: Есть ли своя специфика у золотодобычи в России и что изменилось за последние годы в этой отрасли?

Сергей Янчуков: Безусловно, специфика у золотодобычи есть в каждой стране: законодательство, регулирующие надзорные органы, климатические условия, опыт и качество, квалификация специалистов в отрасли и многое другое. Страны отличаются между собой по доступу к инфраструктуре, по степени развитости. Много отличий в экономике — например, час человеческого труда в каждой стране стоит по-разному, разная стоимость электроэнергии, материалов и т.д. В каждой стране есть свои особенности, по-разному устроен рынок сервисов, финансирование. «Мангазея» работает в России, поэтому мы можем давать детальную оценку только по ситуации в отрасли в нашей стране.

Изменилось ли что-то за последние годы? Конечно, изменения есть, но основной тренд — постепенное истощение минерально-сырьевой базы. Золотодобытчики вынуждены переходить на более сложные и дорогие в разработке месторождения. Благодаря поддержке правительства на Дальнем Востоке действуют льготы ТОР, что благоприятно сказывается на отрасли. Определенная поддержка государства в решении инфраструктурных вопросов чувствуется — за это большое спасибо.

Как ваша компания реагирует на эти изменения?

«Мангазея» сейчас имеет три месторождения в разработке: Савкино и Наседкино, где добывается простая руда, и Кочковское, на котором есть и окисленные, и упорные руды. И если с окисленными рудами мы привыкли работать в комфортном для себя режиме, то вопрос переработки второй части запасов Кочковского месторождения упорных руд — это вызов, актуальный для всей отрасли в целом.

Мы растим свои внутренние компетенции по работе с такими рудами: максимально используем опыт международных инжиниринговых компаний, научных центров, очень ответственно подходим к программам лабораторных и промышленных испытаний этой руды, отдельное внимание уделяем вопросу написания технологического регламента, инжинирингу для строительства комбината, который смог бы перерабатывать такую сложную руду.

По разным оценкам, до 20-40 процентов запасов золота в России составляют упорные руды, которые, как известно, и называются так потому, что для извлечения из них драгоценного металла необходимо проявить недюжинное упорство. Часть золоторудных активов компании «Мангазея» составляют именно они. Внедряете ли вы новые технологии золотодобычи или работаете по старинке?

Конечно, мы стараемся внедрять новые технологии в производство! Работать по старинке на такой руде нельзя, она просто не отдаст металл или отдаст его слишком мало, и экономики там не будет. На месторождениях компании «Мангазея» мы используем технологии мировых производителей — как европейских, так и азиатских. Мы постоянно инвестируем в развитие нашего научно-технического потенциала, сегодня золотодобыча — это очень высокотехнологичная отрасль, в которой невозможно существовать по-другому.

Насколько российские золотодобывающие компании в новых условиях интересны инвесторам?

Безусловно, интересны. Цена на хорошем уровне, перспективы роста сохраняются. Конечно, нужно прикладывать определенные усилия для достижения результата: работать с технологией, оптимизировать производственные процессы, вкладывать средства в геологоразведку. Это все работа, усилия, местами риск. Но каких-либо факторов, которые бы отталкивали от золотодобычи, сейчас нет.

В связи с меняющимися условиями золотодобычи в последнее время российские производители активно повышают операционную эффективность. Как ваша компания решает эту задачу?

Повышение операционной эффективности в нашей отрасли начинается с улучшения понимания геологии месторождения, с более скрупулезного и внимательного подхода к разведке месторождения, в том числе ведения эксплуатационной разведки. Это позволяет лучше оценить имеющуюся базу и планировать на несколько горизонтов вперед. Опять же, это возможность более качественно планировать горные работы и вести их наиболее оптимальным и экономически выгодным образом, не тратить деньги впустую. Далее идут вопросы управления затратами при переработке. И здесь тоже критически важно получать максимум информации по ходу производственного процесса, принимать решения на основе этой информации и управлять процессом. При строительстве фабрики в Наседкино мы стремимся к максимально разумной автоматизации процессов, чтобы следить за извлечением, контролировать и управлять им. Оптимизация — это в первую очередь анализ данных, планирование, когда ты отчетливо понимаешь, что на что влияет и как им управлять.

Как это отражается на финансовых результатах деятельности «Мангазеи»?

Тут слишком много факторов, которые влияют на финансовые результаты. В нашем случае одним из очень важных является то, что мы последние несколько лет активно вкладываемся в развитие, строительство комбината Наседкино. Мы всегда просчитываем эффект от каждого планируемого в компании мероприятия и понимаем, на что оно влияет и как отражается на общей финансовой картине.

Начиная с лета прошлого года цена на благородный металл уверенно росла и достигла отметки в 1500 долларов за унцию, среднегодовой показатель — 1350 долларов за унцию. Подобных цен рынок не видел несколько лет. С чем, по вашему мнению, это связано?

Экономическая нестабильность, общемировая сложная политическая картина, противостояние Китая и США — это основные причины изменений цен на золото. Для нашей отрасли изменения цен на золото в плюс имеют позитивное значение, этот фактор балансирует рынок и помогает легче справляться с переходом на сложно добываемую руду.

Есть ли у российской золотодобычи перспективы роста?

Сектор демонстрирует рост производства практически все последние десять лет. Мы строим новые объекты, у коллег по цеху также достаточно новых месторождений, рынок развивается — поэтому перспективы роста определенно есть. Ресурсы еще не исчерпаны, у золотодобывающих компаний есть потенциал, и, я уверен, рынок будет развиваться.